Kartina-Pro

Галереи истории изобразительного искусства

Живопись
Гравюра
Спонсоры страницы

Деревянный лубок

Печать

В деревянном лубке нет не только карикатуры в общепринятом значении этого слова, в нем нет и сатиры в обычном ее понимании. Сатира серьезна. Сатира — оборотная сторона трагедии. Ее создает ощущение дисгармонии жизни. В лубке же жизнь играет. Сатира борется смехом, в лубке смехом развлекаются. Это веселые, озорные и совсем не злые листы, где прославляются человечность, свободомыслие и терпимость, где вперемешку нашли себе прибежище фигуры героев и шутов, людей, животных и морских чудовищ. Нерасторжимое единство. Мистерия-буфф.

деревянного лубка, деревянных лубков, народной картинке,лубок, цвет, деревянный, лист

Эволюция деревянного лубка от величественного к смешному, совмещение в нем героических и комических черт никогда не делали лубок мелочным. Графический облик деревянного лубка всегда оставался монументальным. Он должен был украсить стену, быть четко видным издали, что исключало возможность дробных решений, требовало яркой локальной раскраски.

Лубок, гравированный на дереве, немногословен и статичен. В нем почти нет текста, а тот, что есть, всегда участвует в композиционном и декоративном решении гравюры (как в иконе, фреске, прикладном искусстве). В рисунке деревянный лубок не балагурит, не мельтешит, не рассказывает взахлеб со всеми подробностями о происшествии. Он показывает нам мир, человека, зверя, событие в целом, вне временной протяженности. Ярко выраженный характер, не проявляющийся во внешнем действии даже в таких лубках, как «Славное побоище царя Александра Македонского с Пором, царем индийским» или сцены охоты. Эпическая красота, красота спокойствия, достоинства, силы.

Деревянный лубок условен и фантастичен, хотя на первый взгляд состоит из будто бы знакомых нам вещей. Но все эти вещи связаны между собой не по физическим законам предметного мира, а по декоративным законам искусства лубка. Все земное пространство превращается в народной картинке в условную плоскость доски, замкнутую четырехугольной рамкой, которая устанавливает границу мира условного и мира реального. Изображенные в этих пределах земные вещи теряют свои материальные свойства: объем, весомость, плотность и цвет, сохраняя лишь силуэт формы. Активная светлая поверхность бумаги, ясная контурная линия, декоративный штрих и фантастический цвет обладают в лубке редкой самостоятельностью языка. Мастер, создававший народную картинку, творил мир заново. Поэтому точнее было бы говорить не о потере вещами своих предметных свойств, а о приобретении ими новых, о создании в народной картинке нового мира и новых вещей, где люди, звери, города, цветы, деревья и текст значимы лишь как детали неразрывного декоративного целого.

Композиции деревянных лубков, большей частью вертикальные (иконный формат) или близкие к квадрату (форма изразцов), как правило, завязываются в центре. Края доски обычно легче и заполняются готовым набором традиционных деталей (стилизованных цветов, листьев, трав). Они располагаются на доске в самых разных местах в зависимости от центра тяжести основного изображения, уравновешивают его, поддерживают плоскость листа и создают прихотливое орнаментально-ритмическое единство гравюры. Кадрировать лубок невозможно. Композиции большинства деревянных лубков архитектоничны и имеют симметричное строение. Всей своей структурой они вторят не только плоскости стены, но архитектуре здания, а симметрия в них несет ту же ритмическую нагрузку, что рифма в стихе. Характерно, что лубки на дереве, основой которых является смех, зачастую теряют эти свойства за счет усиления свободы и темпа движения («Мужик Пашка и брат его Ермошка»).

Лубок раскрашивали так же свободно, цельно и фантастично, как компоновали. Цвет должен был поддержать графическое единство листа и усилить его декоративность. Красил ли лубок один человек или шла раскраска «по носам», когда каждый из исполнителей, следуя за другим, располагал на листе один какой-нибудь цвет в сочетании с предыдущим, принцип раскраски не менялся. Цвет клали декоративными пятнами вразброс. Вначале акцентный красный цвет, который давал листу горячий, яркий колорит. Он был не только более ярким, но и более плотным (типа гуаши или темперы, тогда как все остальные краски были прозрачны, как акварель). В сочетании с красным обычно давали желтый, и оба эти цвета заставляли лубок сиять почти по-иконному.

Затем клали менее яркие краски: зеленую, вишневую и серо-лиловую. Дополнительные цвета успокаивали, гасили силу красного и желтого и в то же время своим холодом подчеркивали ее. Порой в цветовую гамму лубка вводили контрастный — черный или изумрудно-зеленый цвет. Красили лист так, чтобы соприкосновения красок были резкими, звонкими, как бы «стукающимися» друг о друга, как на лугу, как в русском костюме.

Как всякая яркая вещь, деревянный раскрашенный лубок распространял свое влияние далеко за пределы листа, и в интерьере был подобен букету цветов.

 
« Пред.   След. »
© 2018 История изобразительного искусства