Главная arrow История arrow Искусство Франции XV века arrow Договор с художником Ангерраном Картоном
Kartina-Pro

Галереи истории изобразительного искусства

Живопись
Гравюра
Спонсоры страницы

Договор с художником Ангерраном Картоном

Печать


В главной сцене «Алтаря» — в «Благовещении», где, как зачарованные, преклонив колени, застыли друг против дру­га архангел и Мария, ровный интенсивный свет заливает пространство нефов, выявляя их пустоту и подчеркивая изолированность главной группы: он съедает цветовые переходы, более скульптурной делает трактовку форм, прида­вая им твердость камня или дерева. Неподвижные позы, устремленные вдаль взоры, ткани, спускающиеся равномерными складками или широко и прочно улегшиеся вокруг фигур на плитах пола, создают впечатление остановивше­гося времени. Чтобы оттенить значительность персонажей, художник уменьшил масштабы архитектуры. Правда, и место действия, и мотивы скульптурного убранства, и раз­ные предметы, вошедшие в картину, появились не по воображению художника — все это символично и оговорено в писаниях отцов церкви. Так, цветы в вазе — олицетворяют целомудрие, милосердие и страдание. Оттого они и постав­лены на передний план, ближе к зрителю. И разве что изображая загроможденные книгами, горшочками, короб­ками полки над головами пророков на створках алтаря, мастер меньше думал о символике: от свободной небреж­ности, с которой разместились обыденные вещи в этих первых французских натюрмортах, веет естественностью и мирным теплом будней.

Ангерран Картон. Коронование Девы34. Ангерран Картон. Коронование Девы. 1453

В 1453 году настоятель Картезианской церкви города Вильнев-лез-Авиньон заключил договор с художником Ангерраном Картоном на создание алтарного образа «Коро­нование Девы». Соглашение это заранее предусматривало все детали, вплоть до мельчайших: «...там должно быть подобие рая, и в этом раю святая троица, и не должно быть разницы между отцом и сыном, а святой дух в виде голубя и богоматерь, повернувшаяся лицом так, как это мастер Ангерран сочтет наилучшим. И святая тро­ица будет возлагать корону на голову богоматери.

Далее: одежды должны быть богатыми, одеяния богома­тери должны быть из белого Дамаска и рисунком, соответ­ствующим   суждению   означенного   мастера Ангеррана.


И окружать святую троицу должны херувимы и сера­фимы. ..

Далее: с другой стороны должны быть святой Иоанн Креститель с другими патриархами и пророками...

Далее: после небес, мир, в котором должна быть показана часть города Рима...

Далее: и по другую сторону моря будет часть Иеруса­лима, вопервых, гора Олив, где будет крест нашего Господа и у подножия молящийся картезианец, и на некотором расстоянии гробница господня...

...Обещание дано означенным мастером Ангерраном выполнить все эти вещи верно и в соответствии с предыдущим описанием от следующего праздника святого Михаила до будущего праздника в течение года за 120 флоринов...»

«Коронование Девы», как и другая картина Ангеррана Картона, созданная годом раньше, «Дева милосердия», — произведение, в котором соединены черты готики и Возрождения. Здесь и золотой фон, и тяжелые, глубоко вдаю­щиеся складки, и иерархическая несоразмерность фигур. Но здесь также и свойственная новой эпохе потребность точно передать пропорции каждой отдельной фигуры, тот или иной жест, глубину пространства.

Композиция верхней, главной части «Коронования», по-видимому, была подсказана в основных чертах скульптурными тимпанами готических соборов. Но при этом принцип чередования силуэтов, свойственный рельефам и вообще пристенной скульптуре, сменяется принципом сферического построения с Девой в центре. С символикой небесных сфер непосредственно связано введение золотого фона, символа иного потустороннего мира. Гармония, царящая в небесных сферах, передается и Земле, нижнему плану картины. И здесь, и там она находит выражение в симметрии построения, в распределении красочных пятен. Красный и синий — цве­та Девы, — будучи основой колористической гаммы, нигде не соседствуют друг с другом (такой контраст был бы слишком  резок)  и разделены  пятнами  белого, введение которого оправдано и символически (выражение чистоты Девы) и живописно (это промежуточная зона, куда про­исходит излучение соседних ярких тонов). Секрет особой торжественности картины кроется не только в праздничных, широко проложенных пятнах цвета, но, пожалуй, прежде всего в ее композиционных основах, точнее в том, что небо, занимающее четыре пятых всей площади, заполненное большими и огромными фигурами, нависает над узкой по­лоской земли, где любое из зданий меньше, чем те фигуры, которые составляют небесный сонм. Сама эта Земля с горой св. Виктории на горизонте — первый из известных нам про­вансальских пейзажей.

 
« Пред.   След. »
© 2018 История изобразительного искусства