Главная arrow История arrow Русская гравюра 16 начала 20 века arrow Фантазии мастеров медного лубка
Kartina-Pro

Галереи истории изобразительного искусства

Живопись
Гравюра
Спонсоры страницы

Фантазии мастеров медного лубка

Печать

Фантазия мастеров медного лубка опиралась вначале на традиции иконы, исторической миниатюры и топографической карты Петровской эпохи. Но затем, когда события чудесные сменились в медном лубке происшествиями земными и близкими, а действие из пределов Вселенной переместилось в интерьер, она стала искать опоры в народном балагане, придворном театре и в западноевропейской гравюре.

В медном лубке 18 века нет интерьера простонародного, даже если речь идет о жизни простолюдина, и часто встречается интерьер, напоминающий театральную сцену, где полы выложены «в шахмат», окна нарисованы на плоскости листа как на театральном заднике, колонны и арочные перекрытия стоят сами по себе как декорации и невесть откуда свисают портьеры, отделяя одну мизансцену от другой. Текст, расположенный под картинкой, служит своеобразной рампой, за которой, как на сцене, в слегка углубленном интерьере развертывается действие («Пословица»). Если текст в лубке стихотворный, движение действующих лиц картинки обычно ритмически организовано, как в театральном представлении, в такт ритму стиха («Фабол о безместном дворе», «Разговор жениха со свахой», «Когда жил в Казани»).

Иногда на листе-сцене бывает совмещено несколько событий, происходивших в разных местах одновременно, или показан сразу ряд происшествий, следовавших в действительности одно за другим. Некоторые сюжеты, представленные в медном лубке театрально, действительно бытовали на сцене, но многие из них не имеют ничего общего с театром и перешли на лубочные театральные подмостки только потому, что театр был так же условен, как икона. Театральные композиции существовали в медном лубке рядом с иконными и спокойно сменяли одна другую; в зависимости от сюжета одно условное искусство заменялось другим. Но на первых порах мастера медного лубка еще вкладывали многие светские сюжеты в рамки житийной иконы, как бы взрывая изнутри старый композиционный канон («Бык не захотел быть быком и сделался мясником», «Сказание о честном семике и о честной масленице»). Путь медного лубка с неба на землю шел через театр, что было естественно в эпоху всеобщего увлечения этим видом искусства, когда даже быт высшего общества был театрализован (шествия, фейерверки, маскарады).

Принц Адольф покидает остров вечного веселия

В это же время установилась связь русского медного лубка с западноевропейской гравюрой, от которой зависимы преимущественно его сказочный и сатирический жанры. Не мудрено, что русский народ мыслил сказку с помощью деталей быта высшего сословия, который был очень похож на европейский. Как же еще он мог себе вообразить сказочных принца и принцессу, их дворцы, сады, чудесные корабли, тем более, что многие из сказок были переводными («История о принце Адольфе Лапландийском и об острове вечного веселия»). А осмеять праздную жизнь барства, его обжорство, любовные похождения, погоню за модой, мздоимство чиновников, шарлатанство врачей и другие пороки русского общества 18 века, близкие порокам общества европейского, было легче всего, оглядываясь на западные фривольные или карикатурные образцы («Точильщик носов», «Славный объедала и веселый подливала», «Голландский лекарь и добрый аптекарь»). Собственных образцов сатиры в изобразительном искусстве России 18 века не было. Кроме того, западноевропейская гравюра, благодаря отдаленности от русской жизни, обладала бесценным для лубка даром иносказания (сказания об ином), столь необходимым сатире и сказке, и как искусство экзотическое, «заморское», легко укладывалась в эстетику лубка, сливаясь в нем с традициями условного искусства иконы и театра.

 
« Пред.   След. »
© 2018 История изобразительного искусства