Главная arrow История arrow Советская гравюра arrow Функция искусства как исторического документа
Kartina-Pro

Галереи истории изобразительного искусства

Живопись
Гравюра
Спонсоры страницы

Функция искусства как исторического документа

Печать

Во время Великой Отечественной войны на первое место по значению в семье графических искусств вышли плакат, газетный и журнальный рисунок. Благородную миссию осуществляла во время Великой Отечественной войны литография. Она давала возможность советскому человеку увидеть своих соотечественников в простых и правдивых зарисовках будней войны. Функция искусства как документа истории в той или иной степени может осуществляться всегда. Но в период войны, когда исторический процесс был в высшей мере ощутим, так как от событий сегодняшнего дня зависела судьба народов, эта функция стала одной из ведущих.

В период Великой Отечественной войны и в первые послевоенные годы одной из центральных тем, к которой обращались советские граверы, была тема защиты Родины, тема подвига простого советского человека.

Л.Пахомов В стационар. 1942. Из серии «Ленинград в годы войны и восстановления». 1942 — 1947

Полная драматизма жизнь блокадного Ленинграда нашла отражение в неброских по языку литографиях Алексея Федоровича Пахомова «Ленинград в годы войны и восстановления» (1942 — 1947). И может быть, именно эта сдержанность более всего соответствовала и характеру ленинградцев вообще, и требованиям сохранять спокойствие в самые напряженные минуты борьбы. Для осажденного Ленинграда основной формой сопротивления врагу были мужество, несгибаемость и нравственная стойкость. Это и стало основной темой литографий Пахомова.

Его графическая манера не шла вразрез с темой. В истории мировой графики тема войны и голода решалась, как правило, в экспрессивном ключе повышенных контрастов черного и белого, усиленных пластических деформаций. Сила воздействия на зрителя литографий А. Пахомова определяется иными началами. Прежде всего, обращает на себя внимание выбор сюжетов. Они черпаются из действительности, проходящей перед глазами жителей осажденного города. Лица, фигуры изможденных голодом, умирающих, но не сломленных нравственно людей, даны крупным планом, но без преувеличенно выразительной мимики, что находит соответствие в сдержанной манере рисунка, точно фиксирующего кадр в его временной замедленности, как бы затрудненности движения. Сложная и столь необходимая для искусства военных лет проблема изображения нравственной стойкости решена здесь последовательно и убедительно.

Глубоко патриотическая тема нашла отражение в серии литографий Анатолия Львовича Каплана «Ленинград. Сцены военной жизни города» (1944 — 1945), ксилографиях Леонида Семеновича Хижинского «Пригороды Ленинграда, разрушенные фашистами» (1945 — 1949) ксилографической серии Павла Андреевича Шиллинговского «Осажденный город» (1942), ксилографиях Соломона Борисовича Юдовина «Ленинград в дни войны и блокады» (1942 — 1947). Подлинным свидетельством своей эпохи были литографии Валентина Ивановича Курдова. Листы, входящие в серию «По дорогам войны» (1943 — 1945) исполнены быстрым рисунком. Они неброски и искренни в своей образности.

 
« Пред.   След. »
© 2018 История изобразительного искусства