Российские художники начала 20 века

Обращение Гончаровой к печатной графике, к литографии было связано с ее участием в издании книг с иллюстрациями в 1912 — 1914 годах. В литографии в начале века работало немало художников, хотя интерес к этой технике был несравненно меньше, чем к другим видам печатной графики. Желая привлечь художников к тиражной графике, журнал «Мир искусства» в 1900 году выпустил альбом «15 литографий русских художников», где поместили свои литографии крупные живописцы — В. Серов, Л. Бакст, Ф. Малявин. Являясь во многом аналогиями их карандашных рисунков, эти литографии были достаточно случайными в творчестве названных художников. Интереснее других были литографии Серова, может быть, благодаря его высокому мастерству рисовальщика.

Н.Гончарова Послушница. Иллюстрация к книге стихов Т. Чурилина «Весна после смерти». 1915

Много в литографии работал Леонид Осипович Пастернак, но тоже в целом переводя на камень свою импрессионистическую вибрирующую фактуру пастели, технику которой он очень любил. Литография Н. С. Гончаровой «Послушница» (1915) к стихотворению Т. Чурилина в книге «Весна после смерти», вещь удивительная по активизации белого поля бумаги, по найденной простоте пейзажного мотива, по тому минимуму изобразительных средств, которые там наличествуют, и по широте ассоциаций: образ русской зимы, русской природы, образ мира, душевного мира человека и мира в самом широком смысле этого слова (мир как покой и тишина и мир как пространство). Тема «Послушницы», казалось бы, очень близка «Октябрю» В. А. Серова, и, сопоставляя эти листы, мы ясно видим различие художественных методов и даже изобразительных систем. В «Послушнице», в отличие от пейзажа Серова, нет передачи определенного чувства или состояния, но присутствует выражение мироощущения в целом: это и связь человека с природой, и душевный покой, тишина и белизна русской зимы, течение человеческой жизни.

В других видах московской школы гравюры — офорте и ксилографии — работают В. А. Фаворский, Н. Н. Купреянов, И. И. Нивинский. В 1910-е годы Фаворский уже печатает свои первые гравюры, разрабатывая в них и в теории ту систему взаимосвязи пространства и материала, которая станет основой его творчества в преподавательской деятельности уже в советский период.

В 1915 — 1917 годах начинает свой путь в офорте И. Нивинский, этот подлинный новатор в гравюре на металле.

Начало 20 века — это время поисков, открытия новых ценностей в совсем забытых или незнаемых ранее эпохах, время увеличения и расширения круга традиций.

Двадцатый век в России менее чем за два десятилетия произвел в искусстве гравюры то, на что в Западной Европе ушло более полувека. Он поставил перед гравюрой ряд таких важнейших проблем, как проблема материала, цвета и колорита, взаимодействия плоскости и пространства. И если не все проблемы получили разрешение в предреволюционном творчестве художников-граверов, то, во всяком случае, в это время был заложен тот фундамент, который обеспечил советской гравюре ее блистательный расцвет.