Сборник орнаментов Стасова

В 1884 году вышел первый выпуск альбома Стасова «Славянский и Восточный орнамент по рукописям древнего и нового времени». В своем альбоме Стасов выделил стили восточнославянские (из рукописей, написанных кириллицей) и западнославянские (написанные глаголицей и латинскими буквами). К  стилям   восточным   он  отнес  греко-византийский — VI—XVII века,   армянский — X—XVII   века,   грузинский  XI—XVIII века, сирийский — VI—XV века, коптский — V—XIX века, эфиопский — XIII—XVIII века, арабский — VIII—XVII века и среднеазиатский. Текст о происхождении и характере русского орнамента и архитектуры Стасов предполагал дать впоследствии, в последнем выпуске издания.

В обстоятельной статье, посвященной первому выпуску этого альбома, Буслаев положил программу всех трех его выпусков и охарактеризовал Стасова как специалиста по орнаментике, который пользуется известностью в европейской ученой публике. Последовавший разбор таблиц Стасова Буслаевым привел его к выводам, прямо противоположным выводам Стасова. По мнению Буслаева, цель рассматриваемого издания — выкристаллизовать русский стиль из общеславянской письменности, с тем чтобы он выступил так же ярко, как из общей группы орнаментов так называемого романского стиля выделились в своей резкой отчеканенной физиономии стили ирландский, англо-саксонский, вестготский, ломбардский, карловингский. Отмечая постоянное присутствие в русском орнаменте южнославянского элемента, Буслаев испытывал «успокоительное чувство»:  наконец-то удается установить, что заимствовано у южных славян и что переделано на русский лад пли взято из каких-либо других источников.

Строго ученому предприятию Стасова Буслаев отдавал понятное предпочтение перед роскошным сборником орнаментов, изданных Бутовским с практической целью — дать образцы для промышленных изделий. Уже несоответствие заголовка альбома Бутовского, предлагавшего читателю «Историю русского орнамента с X по XV столетие по древним рукописям», вызывало возражения, поскольку ни одной рукописи, ни русской, ни вообще славянской, ранее XI века известно не было, и первые семь таблиц, приписанные русскому искусству, были взяты из греческих рукописей X—XI веков. Но если греко-византийский орнамент был лишь одним из источников формирования древнерусского орнамента, то, как логично заметил Буслаев, наряду с пим надо было привести и восточный элемент, «вошедший в историческое развитие вообще европейского орнамента, а вместе с тем — славянского». Соединение византийского с русским представлялось Буслаеву (в этом он прав) «вопиющим произволом», к которому «без того у нас издавна привыкли». Называя посредствующим звеном рукописи болгарские, Буслаев видел в них источник, питавший собой и Остромнрово Евангелие 1056—1057 годов и Изборник Святославов 1073 года. Он пмол в виду «Саввину Книгу» XI века в библиотеке Синодальной типографии, из сербских — Шестоднев Иоанна экзарха болгарского 1263 года, из молдаво-влахийских — собрание в Московском Публичном музее. Что касается самого подхода к орнаменту Остромирова Евангелия и Изборника Святославова, то Буслаев вообще не считал заставки этих рукописей собственно русскими и даже не славянскими, а болгарской переделкой византийских мотивов.

 

Последнее обновление ( 18.09.2010 г. )