Kartina-Pro

Галереи истории изобразительного искусства

Живопись
Гравюра
Спонсоры страницы
Международная неделя сухих Строительных смесей rusean.ru. . Медсправка для водителей медицинская справка для водителей медсправки.

Литографии Оноре Домье

Печать

Романтическая и околоромантическая литография была довольно многочисленной. Особенное распространение получили листы, посвященные воспеванию наполеоновских походов, исполненные Н. Шарле, О. Раффе, О. Верне. Но, несмотря на популярность работ такого рода, обилие литографских карикатур (этому жанру отдал дань и молодой Делакруа), гравюра еще ничего не решала: эстетика романтизма утверждалась в живописи, графика не встала еще в ряд «больших искусств».

Лишь мощный талант Оноре Домье поднял литографию от журнального листка, от любительской иллюстрации, от небрежного наброска до высоты первоклассного искусства. Целенаправленность, активность и сила искусства Домье не перестают поражать до сих пор. Он исполнил около четырех тысяч литографий, и это не считая рисунков для гравюр на дереве, живописи и скульптуры. Современники рассказывают, что на его рабочем столе лежало сразу пять, шесть, иногда даже восемь камней, и он работал над ними одновременно, как бы конвейером, сначала по очереди набрасывая композицию, потом распределяя на каждом камне темные и светлые массы, углубляя тени, усиливая пластичность, высветляя, проскребывая, заливая тушью, подчеркивая контуры.

Домье как художник родился в дни Июльской революции 1830 года: именно в атмосфере революционных событий он нашел свою тему, своих героев, свой стиль. Стихия социальной и политической борьбы, условия газетной работы, обращение к массе — вот что сформировало художника, причем с невиданной быстротой. Его первые карикатуры вялы, бесхарактерны, описательны, но уже через три года, в 1832 году, рождается тот Домье, который составил славу графики 19 века.

Художник работал в литографии без перерыва более сорока лет. Разумеется, его колоссальное творчество не могло быть одинаково высоким по художественному уровню все эти годы: бывали периоды, когда в ту или иную серию он не вкладывает ничего, кроме своего умения, бывали моменты усталости, когда гравер неожиданно возвращался к ранним временам карикатуры и делал так называемые «большие головы» (серия «Представленные представители», 1849), но каждого художника следует оценивать по его достижениям, по периодам его творческого подъема.

О.Домье Улица Транснонен. 1834

Наиболее значительный из таких периодов в искусстве Оноре Домье — первая половина 1830-х годов, самый, может быть, важный и, несомненно, самый известный. И вершина этого творческого периода — большие литографии 1834 года. Никогда до этого литография не обладала такой мощью, такой драматической выразительностью. Листы, выполненные в 1834 году, «Улица Транснонен», «Этого можно отпустить, он нам больше не опасен», «Опустите занавес, фарс окончен», «Современный Галилей», «Все мы честные люди, обнимемся», «Свобода печати», «Похороны Лафайета» словно бы не нарисованы, а вылеплены: гравер строит их по принципу барельефа, помещая, чаще всего, сцену в интерьер с неглубоким пространством, резко подчеркивая главную фигуру, энергичными штрихами жирного литографского карандаша очерчивая формы, сильно моделируя объем.

Литографии замечательны своей действенностью и выразительностью. Может быть, отчетливее всего это видно в «Улице Транснонен». Лист был создан после того, как королевские солдаты при подавлении республиканского восстания в Париже уничтожили всех обитателей дома 12 по этой улице. Художник объективен, он ничего не утрирует, а изображает события. Резкий ракурс выводит на нас основную фигуру композиции. Энергично и лапидарно очерчиваются ее контуры, моделируются объемы — факт зафиксирован. Но отношение автора к факту передается контрастами цвета: мертвенно-белая простыня, темнота комнаты, холод мертвой мужской фигуры, мрак, в который погружен труп женщины. Домье как бы демонстрирует зрителю явление, но при этом и силу своего негодования, и мощь выразительности своего карандаша. Это характерно для лучших работ художника, у него не бывает журналистского репортажа, он выражает свое отношение в максимально сильной степени и с редкой цельностью и энергией воплощает его в литографии.

Оноре Домье обращается в своем графическом творчестве к действительности в гораздо большей степени, чем все его предшественники, но важнее всего, что он всегда выявляет грандиозность масштаба явлений. Он никогда не останавливается на характерном, но всегда вкладывает в рисунок всю мощь своего темперамента, недаром Бальзак сравнивал его с Микеланджело.

В лучших его литографиях сильнее всего воздействует эмоциональный строй листа: кажется, что гравер начинает с колорита, с распределения масс, с отношения тонов и лишь когда все решено заканчивает композицию собственно рисунком. Такой тональный подход к литографии приводит к тому, что в его листах словно бы соединяется скульптурное решение (результат сильной моделировки) с живописным решением, происходящим от богатства валеров, от тонкой разработки полутеней, использования густого зернистого тона, заливки плотной тушью, мерцания процарапанных фонов. Подобное свойство гравюр сообщает им небывалую до того в литографии убедительность и конкретность, что очень важно, если вспомнить, что многие из его листов — шаржи, карикатуры, гротески. При этом перенос акцента с линии на пластику и тон придает его ранним литографиям оттенок некоторой внутренней статичности: листы эти демонстрируют некую ситуацию, заключающую в себе ужасное, гнусное, смешное.

Характерно, что белое в этих литографиях понимается художником не столько как свет, сколько как активная масса, обладающая особой пластичностью, усиливающей как бы «движение» из глубины на зрителя. В этом отношении характерен самый, может быть, знаменитый лист Оноре Домье «Законодательное чрево» (1834), где световой ритм образует почти декоративную по своей равномерности ритмическую игру белых пятен, создающих движения не в плоскости листа, но лишь перпендикулярно ему. Но так как гротескные маски министров, изображенные здесь, «лепятся», собственно, из этого белого, то они тем более настойчиво, почти навязчиво двигаются на нас, чем и создается удивительная действенность этой литографии.

 
« Пред.   След. »
© 2018 История изобразительного искусства