Kartina-Pro

Галереи истории изобразительного искусства

Живопись
Гравюра
Спонсоры страницы

Монастырские росписи

Печать

К этому времени монастырские скриптории уже дожива­ли свой век. Они не признавали новшеств, сознательно придерживались старой манеры и работали только на нужды обители. Миряне даже за религиозной книгой предпочи­тали обращаться к городскому мастеру. Как раз с XIV века широко вошли в обиход молитвенники-часословы, по которым грамотный верующий мог следить за ходом цер­ковной службы. Небольшая книжечка удобно умещалась в руке, ее страницы украшались сценами самых значительных библейских и евангельских событий, а поля покрывались прихотливыми завитками стилизованного растительного орнамента, в который вплетались фигурки фантастических животных. Первые листы часослова обычно занимал ка­лендарь. По установившейся традиции его сопровождали миниатюры, где каждый месяц связывался с определенными занятиями людей: марту, к примеру, соответствовала пахота, июню — сенокос, августу — охота и т. д. Больше всего непосредственных наблюдений природы мастера вкладыва­ли именно в такие сюжеты. Однако натуралистические частности здесь спокойно уживались с условностью золо­тых или роскошно орнаментированных фонов.

Текст, орнамент полей, сюжетная сцена соединялись в манускрипте в неделимое целое. Праздничный аккорд локальных красок поддерживало мерцание накладного отполированного золота, каллиграфическая линия уверенно очерчивала силуэты фигур. По изысканности исполнения и тонкости вкуса рукописная книга ничуть не уступала ювелирному изделию.

Миниатюра влияла и на станковую живопись, тем более что некоторые живописцы работали и здесь и там. Создава­лись главным образом религиозные картины, но писались и портреты. Волею случая самой ранней французской картиной, которую мы знаем, оказался именно портрет, при­писываемый первому из Орлеанов—Жирару и представ­ляющий короля Иоанна Доброго (илл. 2). Портретные изображения заказчика появлялись также и в книжных миниатюрах и в религиозных сценах.

 
  Подпись:

2. Жирар Орлеан. Портрет Иоанна Доброго. Ок. 1360

Из описаний убранства залов Лувра и некоторых дру­гих замков XIV столетия видно, что монументальная жи­вопись охотно обращалась к историческим сюжетам и дру­гим популярным мотивам эпохи: пейзажам с деревьями, с птицами, поющими в их ветвях, с животными, прячущи­мися между стволами, с играющими детьми. Залы с по­добными росписями в замке Водрей, в Лувре, в Отеле Сен-Поль, однако, не сохранились. Один из памятников такого рода, частично дошедший до наших дней, — росписи помещений Гардеробной башни Папского дворца в Авинь­оне, где в стилевых приемах прослеживается сходство со шпалерами парижских и арраских мастерских.

mdash,роспись,картина,который,мастер3. Неизвестный мастер. Сокольничий. Фрагмент фрески из Папского двор-Авиньоне. 1343

Возможно, что такая зависимость была свойственна всей стенной живописи. Это тем более вероятно, что оба вида дублировали друг друга в убранстве несколько сумрачного средневекового интерьера, и нередко шпалеру предпочи­тали росписям — плотные, тканные из шерсти «картины» утепляли помещение и были надежнее росписей, плохо дер­жавшихся на сырых стенах северных зданий.

 
« Пред.   След. »
© 2018 История изобразительного искусства