Главная arrow Духовность искусств arrow О природе скульптурных орнаментов
Kartina-Pro

Галереи истории изобразительного искусства

Живопись
Гравюра
Спонсоры страницы

О природе скульптурных орнаментов

Печать

Из сравнений этого стиля па Руси и Западе Буслаев делал лишь тот вывод, что у нас этот стиль отставал па несколько столетий, и такое отставание было постоянным. Конечно, сама методика подобных сравнений, основанная на полном невнимании к местным, более ранним прототипам русской тератологии в искусстве, обрекла автора на выводы, тем более неправильные, что его обобщения выходили за исторические рамки рассматриваемого отрезка времени. «Отставание» от Запада признавалось априорно, постоянно, хотя еще в XII—XIII веках культура Древней Руси стояла в ряду передовых культур пе только Восточной, но и Западной Европы.

Если Виолле-ле-Дюк восхищался русским звериным орнаментом XII—XIV веков (в нем оп находил созвучие искусству Востока), то Буслаев отдавал предпочтение орнаменту XVI— XVII веков, находя в нем отклик искусству Запада. «Как живо чувствуется благотворное влияние этого нового стиля,—писал он.— Человек уже освобожден от звериного кошмара, несколько столетий обуявшего Древнюю Русь; не только выходит из романского стиля в готический, но и предвестие возрождения искусств, давшего полную свободу художественному творчеству. Поэтому этот новый стиль нечувствительно сливается упас со стилем Возрождения в украшениях некоторых рукописей XVII века и особенно в гравюрах Ушакова и его школы, перенесшей древнерусское искусство в эпоху, уже обновленную.

В спорах о древнерусском искусстве вопрос о природе скульптурных орнаментов и прилепов суздальской архитектуры XII века стал краеугольным. Вслед за С. Г. Строгановым и А. С. Уваровым, Буслаев относил суздальские орнаменты к романскому стилю, то есть к работам немецких каменных дел мастеров; Виолле-ле-Дюк же видел в них черты азиатские (индо-персидские). Вопрос был с самого начала сдвинут в неверную плоскость и подменен вопросом об отношениях русского рукописного орнамента к азиатскому.

Буслаев доказывал, что фантастические заглавные буквы и заставки XIII—XIV веков с животными, птицами и чудовищами в ременных плетениях — весь этот затейливо причудливый стиль с его «игривыми линиями перевитий» вполне соответствует романскому на Западе, исключая, впрочем, его национальную черту, русскую затейливую лукавую игривость. Вопрос о восточных влияниях на стили византийский и романский Буслаев решительно отметал как ведущий к преувеличениям и не главный.

Буслаев расчленил элементы русского орнамента XIII— XIV веков на ременные (змеиные) сплетения и изображения чудовищ как самостоятельные элементы византийского и южнославянского стилей. «Грифон — самая распространенная фигура в орнаменте русских рукописей XIII—XIV веков.., ведущая свое происхождение с иранского Востока — чрезвычайно распространена, — отмечает Буслаев, — в стиле романском на Западе». Она, можно сказать, коренится в самой почве, на которой совершают переселение народов с Востока на Запад, чему свидетельством может служить скифский грифон из Луговой Могилы. Но эта важная мысль о местной исторически сложившейся подпочве русского искусства была им тут же снята другой более навязчивой, заставлявшей его видеть в этих и других подобных мотивах не порождение местной исторической традиции, а небрежное копирование византийских мозаик и эмалей, переходивших в затейливое узорочье каллиграфа.

 

Последнее обновление ( 17.09.2010 г. )
 
« Пред.   След. »
© 2018 История изобразительного искусства