Kartina-Pro

Галереи истории изобразительного искусства

Живопись
Гравюра
Спонсоры страницы

Работы Жакмара д'Эсдена

Печать

12. Жакмар л'Эсден. Несение креста. Кон. XIV века

Старший среди них Жакмар д'Эсден, родом из Флан­дрии, руководивший в 1384 году мастерской миниатюристов герцога Беррийского, придерживался традиции парижских иллюминаторов XIV века и венчал ее. Его манера отличалась изысканностью рисунка и живостью колорита. Умелый портретист, он часто воспроизводил характерную внешность своего покровителя герцога, подмечал индивидуальность в лицах. В отдельных замках узнаются реальные прототипы, но масштабные соотношения человеческих фи­гур и архитектуры не соблюдены — здания рядом с удли­ненными и манерно изогнувшимися персонажами кажутся игрушечными. Художник исходил здесь не из реальных соотношений, а стремился таким путем передать «соразмер­ность значения», делая человека главным объектом сцены. Способ, обычный для всего средневековья.

Бесспорно, работы Жакмара д'Эсдена были известны создателю «Часослова маршала Бусико», во всяком случае некоторые страницы этой рукописи очень близки манере старшего художника. Никаких сведений об авторе «Часо­слова» не сохранилось, даже имя его неизвестно. Попытки отождествить его с Жаком Коэном, художником герцога Беррийского и строителем Миланского собора, без докумен­тального подтверждения остаются всего лишь предположе­ниями.

Неоспоримым фактом остается лишь сама рукопись, названная по имени заказчика — храброго рыцаря и поэта Бусико, плененного в 1415 году при Азинкуре и умершего в Англии. Начало работы над ней относится приблизитель­но к 1400 году.

По характеру исполнения миниатюры можно разделить на три группы, по которым прослеживается путь мастера от условности к реализму. Он первый вместо орнаментирован­ной поверхности изобразил небо с маленькими узорчатыми облаками и при этом показал, как оно постепенно светлеет к горизонту.

Добиваться таких тонких переходов цвета в миниатюре он мог, опираясь на новый технологический прием, появивший­ся в самом конце XIV века, когда традиционное связующее для красок — яичный белок — стали иногда заменять гум­миарабиком, особенно для голубой краски. В цвете пейза­жей проступают начала воздушной перспективы; архитек­тура и интерьеры строятся с учетом закономерностей ли­нейной перспективы.

св. Георгий, поражающий дракона

На одной из страниц манускрипта изображен св. Геор­гий, поражающий дракона. Возможно, что в об­разе святого мастер представил самого маршала. Согнувше­еся тело, развевающийся за плечами плащ, упершаяся в стремя нога выдают напряжение, с которым закованный в латы воин вонзает копье в пасть извивающегося чудови­ща. Вокруг — скалы, поросшие редкими деревьями, не столько суровые, сколько трогательные в своей по-прежне­му наивной условности. Наверху, на площадке — колено­преклоненная принцесса в модном туалете знатной дамы и рядом с ней ягненок, символ чистоты и невинности. Над крепостной стеной король и королева возносят молитвы за благополучный исход битвы.

По сравнению с другими персонажами герой показан зна­чительно крупнее, но происходит это не в результате ис­пользования средневекового приема иерархии роста, а за счет перспективного сокращения, пусть еще не вполне уме­лого, но намечающего уже совершенно иные взаимоотно­шения между действующими лицами. Замкнутое круговое движение этой сцены вовлекает все формы, соединяя мно­гочисленные детали повествования в крепкую композицию. Движение не экспрессивно, а напротив, замедленно. Изги­бающиеся тела, беспокойно вьющиеся складки тканей па­рижских миниатюр конца века уступают здесь место урав­новешенному жесту, более плавной линии. Эти качества, так же как и значительность героически трактованного об­раза, близки духу Возрождения.

 
« Пред.   След. »
© 2018 История изобразительного искусства