Главная arrow Русские древности arrow Рукописный орнамент русских мастеров
Kartina-Pro

Галереи истории изобразительного искусства

Живопись
Гравюра
Спонсоры страницы

Рукописный орнамент русских мастеров

Печать

Вывод Бутовского о том, что в XII—XIII веках русские мастера вообще работали уже «независимо от чуждого влияния», был встречен Строгановым враждебно, он обвинил даже Бутовского в том, что такими рассуждениями он и дал будто бы повод Виолле-ле-Дюку строить свои неверные точки зрения па песке, и, хотя Виолле-ле-Дюк связал декор Дмитровского собора во Владимире с орнаментацией «не только сирийской, по даже армянской» и видел в нем «чисто восточный прием, развивавшийся в том климате где солнечный свет ярок и туманы неведомы», он пришел к ценному выводу о том. что русское искусство достигло, следовательно, в конце XII века известной степени блеска, в котором оно не уступало ни византийскому, ни западному искусству. Русские ремесленники обрабатывали очень искусно металлы и имели собственную школу и т. д. И что эта ссылка на русский металл у Виолле-ле-Дюка не случайна: именно в металле обнаруживается наибольшая близость изделий русских мастеров к произведениям художественного ремесла Востока, и это явление уже отмечалось и ту пору в русской литературе. Бутовский подчеркивал большую роль «иранского элемента» в романском стиле (имея в виду так называемое сасанидское искусство; ареал воздействия которого был действительно очень широк, хотя оно и не могло составлять фундамент стиля ни романского, пи византийского, ни русского).

Что касается характеристики самого русского рукописного орнамента XIII—XIV веков, его стиля, то здесь Бутовский не согласился с присущим ему якобы «нарушением, искажением и разложением естественных форм», указав не без основания па силу фантазий, вымысла и исполнения, как черты, особо характерной для русского народного творчества. Признание этого стиля «чудовищным» и «варварским», подчиненным романскому, Бутовский отверг столь же решительно за его искусственность. Да и стремление Буслаева уклониться от выяснения роли Востока в развитии искусства Византии и романских стран говорило лишний раз о тенденциозности работ, в которых русское искусство сравнивается постоянно с искусством Запада и принципиально исключается сравнительный анализ с искусством Востока. Сторонники же «восточных связей» русского искусства никак не отрицали родственных связей русского искусства с искусством южных славян и искусством Византии.

Бутовский возражал также против самого определения сущности русского орнамента XIII—XIV веков как «чудовищного стиля». «Фигуры эти вовсе не чудовища, потерявшие натуральность, — писал он, — а орнамент, в основе которого лежит фантастическая настроенность того века, эмблематическое изображение, намек на натуру. Что касается натурализма в орнаменте, то это есть признак падения орнаментального искусства, ослабления творческого духа и в этом отношении орнаментации византийских рукописей далеко отстают от бесподобных орнаментаций русских рукописей XIV века». Если кто и отстаивал самостоятельность русского искусства, его глубокую оригинальность (того же Остромирова Евангелия 1056—1057 годов, писанного Григорием в Новгороде, и Изборника Святославова, написанного дьяконом Иоанном в 1073 году, причисленных Буслаевым к «рабским копиям» болгарского письма), то делали это, по словам Бутовского, скорее сторонники его «восточного характера».

 

Последнее обновление ( 17.09.2010 г. )
 
« Пред.   След. »
© 2018 История изобразительного искусства