Kartina-Pro

Галереи истории изобразительного искусства

Живопись
Гравюра
Спонсоры страницы

Русский лубок

Печать

Обычно вслед за Д. А. Ровинским (1824 — 1895) — крупнейшим собирателем и исследователем русского лубка — русскими народными картинками называют все гравированные листы, которые предназначались для широкого распространения и пользовались уважением и любовью народа с 17 века до первой мировой войны. Однако, как неповторимая форма народного сознания и глубоко национального графического творчества, русский народный лубок существовал лишь в 17 — первой половине 19 века. Это была самобытная московская школа гравюры и, возможно, близкие ей по духу и традициям школы гравюры русского старообрядческого Севера, Поволжья и южной полосы России, которые противостояли официальной петербургской гравюре эпохи Петра и его преемников.

Это был русский семнадцатый век, который продолжал жить и отстаивать себя в восемнадцатом наряду с архитектурой, иконописью и прикладным искусством Севера. Неповторимое по национальному своеобразию художественное мышление русского человека 17 столетия не могло исчезнуть сразу по «мановению» Петра.

Правде реального мира, провозглашенной Петром, правде разума, воли и точных знаний лубок противопоставил правду чудес, правду вымысла и волшебных превращений: героической трезвой серьезности официальной гравюры Петровской эпохи — радостную и веселую легкость сказки.

И в то же время русский светский лубок, где отразился весь многообразный ход современной ему неофициальной земной жизни и утверждалось право на смех, мог возникнуть только в эпоху Петра. При всем несходстве официальной петербургской гравюры и московской народной картинки их породило одно явление общественной жизни России рубежа 17 — 18 веков — крах богословской культуры.

В первой половине 17 столетия шла борьба не на жизнь, а на смерть между равносильными противниками — исконно русской культурой и складом жизни (в их языческо-христианском варианте) и западноевропейской цивилизацией, насаждаемой Петром, и кто еще одолеет — было неизвестно. Именно поэтому ни в одной другой стране не было столь бурной архаической и многообразной «вспышки» лубка, как в России.

Светские лубки на дереве, возникшие в начале 18 века, были откровенным орудием политической борьбы раскольников против реформ Петра I, точно так же, как в 17 веке народные картинки служили орудием борьбы религиозной («Кот Казанский», «Мыши кота погребают», «Яга-баба едет с крокодилом драться»). После Петра I деревянный лубок теряет политическую остроту и приобретает сказочно-декоративный и разудало-веселый характер. В нем появляются русские богатыри и герои западноевропейских рыцарских романов, актеры балагана и придворные шуты, реальные и фантастические звери и птицы, сцены охоты, пиршеств и любовной игры.

Однако многие сюжеты, новые для русской гравюры, уже встречались раньше в рукописной миниатюре, народном прикладном или монументальном искусстве.

Принципиально новым свойством русского деревянного лубка, которое отличает его в равной мере и от русского изобразительного искусства средневековья, и от официального искусства 18 века, является смех; среди лубков этого времени появляется также ряд сюжетов вольного содержания, низменные образы которых противостоят возвышенным образам иконы, парадной живописи и придворной гравюры.

Шут Фарнос-Красный нос. 18 в. ,лубок, русский

Интересней всего в народной картинке гротескный смех, носителем которого на Руси испокон веку были скоморохи и который был широко введен в жизнь и узаконен Петром в его маскарадах и всешутейших соборах. Этот смех — орудие чудесных превращений, для которого нет невозможного. В лубке сам российский император может стать крокодилом или котом, императрица — Бабой-Ягой, а придворный шут обратиться в героя-рыцаря. Убит и царь, и эпический герой, а новый — гордо восседает на свинье и потешается над всем миром («Шут Фарное, Красный нос»).

 
« Пред.   След. »
© 2018 История изобразительного искусства