Главная arrow История arrow Русская гравюра 16 начала 20 века arrow Симон Ушаков и гравюра на металле
Kartina-Pro

Галереи истории изобразительного искусства

Живопись
Гравюра
Спонсоры страницы

Симон Ушаков и гравюра на металле

Печать

Принципиально новым явлением московской гравюры 17 века стала гравюра на металле. Ее родоначальником в России был царский иконописец  и живописец, глава Оружейной палаты Симон Ушаков. В 1665 году он награвировал свой первый «некнижный» офорт «Семь смертных грехов», дерзкая вольность которого переходила границы дозволенного этическими нормами и эстетикой 17 века. Ушаков скопировал свою гравюру из книги иезуита Игнатия Лайолы, изобразив на ней обнаженного человека с завязанными глазами, согбенного под тяжестью своих грехов и бегущего от ударов плетки оседлавшего его черта. Смелый ракурс, сильное движение грешника, как бы рвущее плоскость листа, сама техника исполнения — все в офорте Ушакова (не говоря уже о его крамольном источнике) было новшеством.

Однако «дерзновенное озорство» Ушакова не нашло отклика в русском изобразительном искусстве 17 века, как не нашло и продолжения в творчестве его автора. Второй офорт Ушакова «Отечество» (1666) исполнен уже в духе его живописи. В дальнейшем художник выполнял рисунки для гравюр к книгам Симеона Полоцкого, которые печатались в особой Верхней (то есть дворцовой) типографии, созданной в Кремле. Видимо, Ушакову были близки и двойственность мировоззрения Полоцкого, и его терпимость к католичеству, и светская стихотворная форма его проповеднических книг, что не замедлило сказаться на стиле его книжных гравюр. Используя европейскую медную гравюру (фронтиспис Псалтири, 1680; фронтиспис «Истории о Варлааме и Иоасафе», 1681) и русскую житийную икону (фронтиспис к «Обеду душевному», 1681), Ушаков создал тип композиции, центром которой стал человек. Фронтисписы, выполненные Симоном Ушаковым, отделились от книги и приобрели станковый характер. Это в корне изменило традицию русского книжного оформления, превратив гравюру из декора в иллюстрацию. Новая техника (гравюра на меди печатается отдельно от набора книги) вполне отвечала новому назначению гравюры.

Леонтий Бунин Первый лист «Букваря». Москва. 1694

Московскую школу гравюры на меди 17 века, помимо Ушакова, представляют: Афанасий Трухменский, мастер, работавший вместе с Ушаковым, и Леонтий Бунин, резчик по серебру в Оружейной палате, имевший уже в 1690-е годы свой собственный печатный станок. Трухменский делал гравюры для книг с рисунков Ушакова и гравировал собственные «некнижные» листы. Бунин был родоначальником русской лицевой гравированной на меди книги, которая возникла в России в конце 17 века почти одновременно с блоковой книгой на дереве (см. ниже). Общность композиционных решений страниц в гравированных книгах Леонтия Бунина («Букварь» 1694 г. и «Синодик» 1700 г.) придает каждой из них стилистическую цельность, но полная законченность оформления страницы  разрушает единство книги. Распавшиеся на обособленные листы, отпечатанные отдельными досками, книги Бунина превратились в своеобразный альбом гравюр, каждая из которых вполне могла существовать как станковая.

 
« Пред.   След. »
© 2018 История изобразительного искусства