Главная arrow История arrow Искусство Франции XVI века arrow Сочетание воли, тонкого интеллектуализма и скрытой печали в портрете
Kartina-Pro

Галереи истории изобразительного искусства

Живопись
Гравюра
Спонсоры страницы

Сочетание воли, тонкого интеллектуализма и скрытой печали в портрете

Печать

Схема построения обоих портретов почти одинакова — немного разнятся лишь позы, и в облике Карла IX ощу­щается юношеская хрупкость. Художник создает произве­дения, где за продуманным и импозантным антуражем вдумчивый взгляд найдет, с одной стороны, свойственное эпохе отношение к монарху, видевшей в нем залог нацио­нального единства, с другой, — не менее типичное для этого века аналитическое внимание к внутренней жизни человека. При сравнении портретов французского мастера с произве­дениями того же жанра, созданными его современниками в Германии, Нидерландах или Италии, проступает их боль­шая статичность и архаичность. Его кисть не обладает энергией Гольбейна или живописной свободой итальянцев. Живопись Клуэ лишена широты, ей больше свойственна тщательность. Он виртуоз, работающий мелким, рассчитан­ным мазком, его краска ложится то густыми, то прозрач­ными слоями, но это вовсе не бездушная виртуозность.

В небольших по размеру портретах Карла IX и его невесты Елизаветы Австрийской меньше парадности. Изо­бражения — погрудное в первом случае и поясное во вто­ром — интимнее. Модели оказываются приближенными к зрителю, их лица светлыми пятнами выделяются на темных фонах, мягкий теплый тон передает градации нежной, моло­дой кожи; объемы обобщены, моделировка спокойна. Пас­тозная, плотная живопись создает ощущение упругости тела. При всей выписанности и педантичной дисциплинирован­ности мазка, Клуэ уходит от мелких подробностей, очищая образ от случайного, облагораживая и возвышая его. В портретах Франсуа Клуэ всегда ощутим тот идеал, та норма поведения, к которой стремились его современники и которая выражалась, в первую очередь, в умении управ­лять собой, в том, чтобы корректировать эмоции волей и разумом. В обстановке придворной жизни это умение было равносильно инстинкту самосохранения. В значительной мере оно воспитывалось и идеями древнегреческой филосо­фии стоицизма, распространившейся в образованной среде французского общества.

Сочетание воли, тонкого интеллектуализма и скрытой печали отличает портрет Елизаветы Австрийской, этот шедевр творчества Клуэ. Франсуа Клуэ. Портрет Елизаветы Австрийской Франсуа Клуэ. Портрет Елизаветы Австрийской. 1571  Художник показывает ее лицо в драгоценной оправе кружев, сверкающих камней, мерцающей парчи. Краски превращаются в холодноватое свечение жемчуга и кровавую глубину рубинов, прихотли­вый узор прозрачного кружева и металлическую плотность шитой золотом ткани. Техническая изощренность живописи Клуэ предстает в этих «натюрмортах» во всем торжестве — он находит приемы и для создания иллюзии твердого гране­ного камня и пушистости пышного меха. Но многословие роскошного костюма не заслоняет человека. Обилие дета­лей, прихотливый узор шитья, бег мелких складок — вся эта утонченная суета лишь оттеняет пленительную сдер­жанность лица. 

В 1562 году Франсуа Клуэ пишет портрет своего близ­кого друга, парижского аптекаря и ботаника Пьера Кюта. Ученый в скромном темном костюме, чуть ожив­ленном белым кружевом воротника и узких манжет, сидит у стола, на котором лежит открытый гербарий — намек на разведенный им знаменитый сад медицинских растений. Поза его естественна, осанка не лишена подтянутости, руки спокойны. У него умное, открытое лицо, внимательный и вдумчивый взгляд. Портреты буржуа крайне редко встре­чаются в эту эпоху, а в образ Пьера Кюта художник вло­жил подлинное чувство уважения к человеку, ничего об­щего не имеющее с сословными предрассудками.

 
« Пред.   След. »
© 2018 История изобразительного искусства