Kartina-Pro

Галереи истории изобразительного искусства

Живопись
Гравюра
Спонсоры страницы

Содержание офортов

Печать

Было сделано несколько попыток разгадать конкретное содержание офортов (если оно существует?). Чаще всего их сравнивали с фьябами Карло Гоцци. Действительно, у Гоцци встречаются образы, родственные образам офортов (колдуны, оживающие статуи). Но найти между ними подлинно иллюстративную связь оказалось невозможным. Заслуживает внимание попытка В. М. Невежиной найти сюжеты второй сюиты в «Евангелии от Фомы». В нем рассказывается, что маленький Христос в Египте учился мудрости у магов. Таким образом, действительно, некоторое сходство в них намечается. В другом апокрифе рассказывается, как в одну женщину вселился злой дух, безумная, она бродила в развалинах, ее заковали в цепи, но над ней сжалилась мадонна, и злой дух вышел из нее и удалился в виде молодого человека. Образы офорта первой серии «Женщина с закованными руками» действительно кажутся навеянными этим рассказом.

Истолкованию сюжетов загадочных офортов известное направление может дать образ совы, присутствующий в нескольких офортах второй «совиной» серии.

Старший сын Дж.-Б. Тьеполо — Джан Доменико, превосходный живописец, работавший с отцом, сохранил в живописи и в графике свой особый стиль и свою тематику. Так же, как отец, Доменико Тьеполо работал в офорте и создал две сюиты: «Крестный ход» и «Бегство в Египет». Особенно интересна вторая. Об истории ее существует характерный рассказ: однажды Джованни Баттиста начал подтрунивать над сыном, бросив ему что-то вроде упрека в адрес молодежи: «Эй вы! Что вы стоите? У вас совсем нет «invenzione» (изобретательность, творческая фантазия). В том особом смысле, который придавали этому слову в Венеции в 18 веке, оно означает способность бесконечно варьировать один и тот же сюжет, вернее, одну и ту же тему. И в самом деле, тема с вариациями была распространена в это время в музыке и в театре масок. Как бы в ответ на это Доменико Тьеполо в своих офортах дал двадцать пять вариаций на тему «Бегства в Египет». В живых и непосредственных сценах изображена Мария с младенцем, Иосиф и ослик вместе с ангелами, охраняющими их на пути. Они переходят через опасный мостик, останавливаются под деревом, чтобы отдохнуть и позавтракать, входят в ворота какого-то города, просят приюта на ночь у деревенского жителя, идут через городской парк, где при виде основателя новой религии рушатся статуи эллинских богов. Гравирует Доменико совершенно иначе, чем его отец. За немногими исключениями, он стремится заполнить весь лист, создавая картину, а не рисунок, как Джованни Баттиста. Работает Доменико мелкими штрихами, перекрещивая их в темных местах. Тени его глубоки и контрастны, контур сильнее, чем у отца, детали разборчивы, и весь офорт в целом крепче и основательнее. Младший сын Джованни Баттиста — Лоренцо Тьеполо, гравировал исключительно с живописных произведений отца. Он достиг подлинного совершенства в передаче его колорита и светотени. Черная бархатистость затемненных мест воспроизводимых полотен легко и гармонично соединяется в            его гравюрах с воздушно набросанными, освещенными участками. Его «Ринальдо и Армида» (1750 — 1755) — шедевр репродукционной гравюры, Антонио Каналетто, живописец и гравер, сосредоточил свое внимание в живописи и в графике            главным образом на передаче городских пейзажей        Венеции и ее окрестностей, хотя ведутами в полном смысле слова их назвать нельзя. Вид на Пьяцетту и набережную Каналетто соединяет со сценой празднования обручения дожа с морем, и трудно сказать, что занимает его больше — золотые гондолы, маски придворных и сенаторов, участников торжественного выезда в море, или здания на берегу. Большинство офортов невелики по размерам, гравированы легко и скромно. Но в их простоте и заключается главное очарование. Он награвировал тридцать два офорта с видами Венеции и ее окрестностей и с фантастическими городскими видами, которые стилистически близки постройкам, мостам и памятникам Венеции. Интерес к городскому пейзажу, видам маленьких улочек и предместий — то новое, что внес Каналетто своими офортами в искусство. Реалистический склад гравера выступает и в изображении фигурок, которыми он населяет свои пейзажи: эти рыбаки, погонщики волов, люди, толпящиеся на рынке, иногда сенаторы, дамы и тут же уличные торговцы. Гравирует он тонкими параллельными штрихами, иногда полукруглыми скобочками. Неровные трепетные штрихи придают его офортам серебристость и воздушность. В самых темных местах Каналетто гравирует маленькими и кривыми штришками, но и их он не перекрещивает, не совмещает, и от этого даже самые темные тени прозрачны. Нежное освещение, неверные тени облачного дня свойственны влажному воздуху Венеции. Тихая поэтичность пейзажа, романтика руин, одинокий путник в горах создают очарование камерного искусства Каналетто.

Последнее обновление ( 23.11.2011 г. )
 
« Пред.   След. »
© 2018 История изобразительного искусства