Главная arrow История arrow Советская гравюра arrow Соединение иллюстрации с конструкцией буквы
Kartina-Pro

Галереи истории изобразительного искусства

Живопись
Гравюра
Спонсоры страницы

Соединение иллюстрации с конструкцией буквы

Печать
В. Фаворский, Буквица к книге А.Франса «Суждения аббата Жерома Куаньяра». 1918

В работе над гравюрами к «Суждениям аббата Жерома Куаньяра» задача художника была исключительно сложна: органично соединить в одной композиции иллюстрацию (сюжетно и стилистически связанную с текстом) с конструкцией буквы. Все иллюстрации построены, казалось бы, на жанровых мотивах, но Фаворский не позволяет жанру измельчать большую и значительную тему. Рассматривая эти миниатюры, невольно вспоминаешь фрески Джотто: таким достоинством обладают герои Фаворского, так плотны и монументальны их фигуры, так крепко стоят они на ногах.

Художник достигает этого, включая действующих лиц в тесный интерьер, а если и в пейзаж, то с низким горизонтом, избегая пространственных прорывов и, напротив, сжимая, концентрируя пространство. Характерно, что объемным и очень круглым фигурам отведена строго определенная пространственная зона между двумя сближенными параллельными планами: передним и задним. Передний план — это как бы прозрачная, но весьма существенная плоскость, фиксированная фронтально развернутыми буквами. Задний, моделированный параллельным черным штрихом, тоже решен плоскостно. Это сообщает каждой гравюре цельность, а всей серии единство.

Буквицы к «Суждениям аббата Жерома Куаньяра» — первая крупная работа Фаворского в иллюстрации. До этого момента встречи Фаворского с книгой ограничивались исполнением нескольких экслибрисов и обложек. Начиная с 1918 года работа в книге становится систематической и вскоре занимает центральное место в его творчестве. Книжные серии гравюр Фаворского всегда сближает найденная изобразительная цельность, но стилевая интерпретация произведений зависит от характера литературы и от тех пластических задач, которые решает художник в каждой своей работе. В 1920-е годы он создает такие интересные произведения, как иллюстрации к «Озорным рассказам» Бальзака (1920), к «Эгерии» (1921) и «Кофейне» (1922) П. Муратова, к «Домику в Коломне» (1922 — 1925) А. Пушкина, «Фамари» (1923) А. Глобы, к «Книге Руфь» (1925).

Особое положение в творчестве художника занимают иллюстрации к «Книге Руфь». Движения героев плавны и торжественны. Каждая фигура — это целый мир, тяготеющий к собственному центру. Плавный, замкнутый контур отводит ей удобное место в пространстве. Особенно это ощутимо в изображении Руфи. Тело Руфи как бы вписывается в обтекающую его оболочку, обобщенную, отвлеченную от деталей форму. Таким образом, конечными единицами, строящими всю композицию, становятся не отдельные предметы (как в иллюстрациях к «Фамари»), а эти сопоставленные с общим пространством, близкие ему по структуре сферические объемы.

Проникаясь ритмами друг друга и окружающего их пространства, герои Фаворского пребывают в единой среде. Это привносит в восприятие гравюр ощущение слияния человека и мира, в котором он живет. Это ощущение усиливается благодаря поэтическим метафорам, рожденным сопоставлением разных и родственных миров. Герои книги даны художником в парных сопоставлениях, как бы предстояниях друг другу и миру в целом. Среди работ Фаворского вряд ли найдется произведение, более характерное для творчества художника в целом, чем эта серия гравюр, отличающаяся синтетичностью композиции, соединением тонкого, почти ювелирного штриха с монументальностью формы, лиризма с эпической широтой звучания темы, экономии и концентрированности средств пластической выразительности с философской глубиной.

 
« Пред.   След. »
© 2018 История изобразительного искусства