Главная arrow История arrow Русская гравюра 16 начала 20 века arrow Создание в Москве лубочной фабрики
Kartina-Pro

Галереи истории изобразительного искусства

Живопись
Гравюра
Спонсоры страницы

Создание в Москве лубочной фабрики

Печать

Возможность, а может быть, и необходимость создания в Москве лубочной фабрики говорит о большом спросе на лубок и о большом числе граверов, резавших медные лубки, но одновременно означает начало падения лубка как народного искусства. Это усилилось в последней трети 18 века после указа о вольности дворянства (1762), когда бывшие столичные вельможи обосновались в своих поместьях и впервые началось глубокое проникновение в жизнь России западноевропейской культуры. Изменились вкусы провинции, и старый лубок перестал нравиться. Это привело деревянный лубок к закату и сильно изменило лубок медный. Огромную часть лубка на меди второй четверти — середины 18 века составляли гравированные иконы, притчи, молитвы, космографии, календари, виды городов и монастырей. Лицо медного лубка второй половины 18 века создают луб-ки-театральные представления, лубки-праздники, сказки, исторические события, сатиры, картинки о сватовстве, женитьбе, худом и добром домоводстве, о пьянстве, карточной игре и других пагубных человеческих страстях. К числу мастеров новой школы лубка на меди принадлежат Илья Петров, Дмитрий Баскаков и другие баталисты и книжники, испытавшие влияние официальной гравюры эпохи Петра и петербургской гравюры середины 18 века («Праздник на Ходынке 19 июля 1775 года», «История о принце Адольфе Лапландийском и об острове вечного веселия»). Ее представляет также Петр Чуваев, тесно связанный с сатирическим и бытовым жанрами европейской гравюры этого времени.

В первоначальную пору своего существования русский лубок на меди не менее фантастичен и условен, чем деревянный, но он не творит мир заново, а преображает существующий и тяготеет к рассказу о событиях текущей жизни. С середины 18 века в медный лубок широким потоком входит современность, вплоть до известий из «Московских ведомостей», но желание узнать как можно больше об окружающем мире никогда не было в медном лубке интересом к конкретному знанию будаичного факта. Из книг и газет в лубок попадают известия легендарные: о людях дивных, о чуде морском, о чуде лесном, о животном, пойманном в Испании, о кометах, землетрясениях, небесных знамениях и прочих земных чудесах.

Кит, пойманный в Белом море в 1760 году.

Подчиненные силе средневековой традиции и желанию представить в лубке неведомые города, невиданных людей и зверей или театр военных действий, мастера лубка никогда не работали с натуры и не следовали тексту газетного листка. Они строили изображение события по канону, превращая быль и небыль в нарядную сказку силой волшебства своего воображения. Москва предстает перед нами в медном лубке как царствующий на земле былинный стольный град со всем великолепием ее знаменитых сорока сороков; разноцветными огнями красок горит в лубке Ново-Иерусалимский собор, звонкая раскраска которого напоминает колокольный перезвон; кит, пойманный в Белом море в июне 1760 года, превращается в чудо-юдо рыбу-кита, которая лежит поперек океян-моря у города Архангельска; вся семилетняя кровопролитная война России с Пруссией умещается в поединке двух богатырей: русского казака и прусского драгуна; а взятие Очакова развернуто перед зрителем как бой оловянных солдатиков на карте-диспозиции сражения.

 
« Пред.   След. »
© 2018 История изобразительного искусства