Главная arrow Россия и Восток arrow Спад идейно-художественных проблем
Kartina-Pro

Галереи истории изобразительного искусства

Живопись
Гравюра
Спонсоры страницы

Спад идейно-художественных проблем

Печать

В промежутке между двумя революциями (1905—1917 гг.) обнаружился спад идейно-художественных проблем, уступивших дорогу вопросам общеэстетическим и формальным. Углубились всякие «мистические искания» в области не только искусства, по и в истолковании истории искусств вообще и отношения русского искусства к Востоку, в частности. Наука об искусстве в целом претерпевала определенный кризис. Именно и эту пору П. П. Муратов открыл в русской иконе «сильное и прекрасное искусство», но приписал ей полное обособление от жизни. Е. Н. Трубецкой, возражая против оценок «поверхностно-эстетических», видел в древнерусском искусстве язык символических образов и начертаний в их потустороннем смысле.

«Когда п начале XX века группа молодых энтузиастов художников и писателей принялась за изучение древнерусского искусства и, в частности, икон, стремясь к пониманию древнерусской эстетики и живописных достижений Древней Руси, — пишет М. В. Алпатов, — она поторопилась отмежеваться от всей академической традиции русской пауки, встала в оппозицию как к Кондакову, так и Буслаеву, и провозгласила своими вдохновителями французских византинистов. Между тем, нужно очень пожалеть, что литературное наследие Буслаева не было прочитано ими более вдумчиво, оно могло бы предохранить их от чисто эстетического отношения к русской иконе, которое означало в конечном счете модернизацию средневекового искусства, отождествление его с новейшей живописью».

Действительно, осуждая «ультранатуралистический, публицистический, нехудожественный подход к древнерусскому искусству русских передвижников», «иконографический» подход Виолле-ле-Дюка, Буслаева и Кондакова, такие провозвестники новой эстетики, как А. 1 рищенко, предпочитали «живописно-художественный» подход западных авторов-византинистов (Милле, Дальтона, Диля) и ратовали за «ценность формальных приемов примитива». Они ссылались при том на французского художника Матисса, восторгавшегося чисто формальными средствами русской иконы. О том же трактовалось в книге «Проблемы формы в изобразительном искусстве», появившейся в русском переводе в 1914 году и его труде «Основные понятия изобразительного искусства», вышедшем в русском переводе в 1915 году. В них изучался язык художественных форм вообще, безотносительно к социальным идеям дня, звучавшим как набат в предвестии революционного взрыва.

Советская эпоха выдвинула новое, материалистическое понимание истории общества как истории формаций и борьбы классов. Учение Маркса—Энгельса раскрыло отношения искусства к экономическому базису, художественных форм к содержанию искусства. Естественно, что оценка явлений искусства шла па первых порах по пути содержания. Выяснение активной роли художественной формы в развитии средств и способов художественного мышления пришло позже. Даже известное на этот счет предупреждение Энгельса не привлекало внимания. Между тем еще в письме к Мерингу 14.VII.1893 г. Энгельс, говоря о необходимости выводить идеологические представления из экономических фактов, заметил по поводу возникших недоразумений: «...упущен еще только один момент, который, правда, в работах Маркса и моих, как правило, недостаточно подчеркивался, и в этом отношении вина в равной мере ложится на нас на всех... из-за содержания мы тогда пренебрегли  вопросом о форме.

 

Последнее обновление ( 18.09.2010 г. )
 
« Пред.   След. »
© 2018 История изобразительного искусства