Главная arrow История arrow Искусство Франции XV века arrow Стены соборов и церквей украшаются скульптурой
Kartina-Pro

Галереи истории изобразительного искусства

Живопись
Гравюра
Спонсоры страницы

Стены соборов и церквей украшаются скульптурой

Печать

Как и прежде, стены соборов и церквей украшаются скульптурой. Только теперь, с середины XV века, рядом с образами, освященными давним обычаем, появляется все больше новых изображений. Это святые, обязанные забо­титься о здоровье, безопасности и деловой удаче своих смертных подопечных. Свободными группами располагают­ся они на фасадах соборов в Сен-Вульфрам, Сансе, Руане, Туре, Жизоре. В частных молельнях, в нишах городских домов, в алтарях аббатств расселяются изображения предо­хранителей от внезапной смерти — св. Роха с собакой и св. Антония со львом, покровителя путешественников св. Христофора, покровителей медиков и врачевателей Козьмы и Дамиана, патрона плотников св. Иосифа за работой. Это защитники ремесленников и купцов. И у них грубоватые простонародные физиономии, житейская жестикуляция и современные одежды, приставшие горожанам.

Более изысканно выглядят одетые в турнирные доспе­хи, полные отваги и гордости воины — св. Георгий или св. Михаил. Новая радостная нота звучит в образах играю­щих, смеющихся, поющих ангелов. Юные, подвижные, жиз­нерадостные — они французский эквивалент ренессансным путти Италии.

Хотя светские сюжеты все еще были чужды француз­ской пластике, но внутри религиозной тематики заметно усиливались реалистические тенденции, и иногда евангель­ская сцена оказывалась поводом для целого бытового рас­сказа. Так или иначе, но скульптор уже не представляет себе религиозный сюжет вне реальной достоверности. Он явно наблюдает за поведением людей, среди них ищет нуж­ные ему типажи; нередко в основу многофигурных компо­зиций ложатся мизансцены мистерий.

И в многочисленных статуях богоматери и в не менее многочисленных «Оплакиваниях» психологическое содер­жание образов заметно усложняется. Необыкновенной по­пулярности мотива «Оплакивания», близкого и понятного людям эпохи войн, обязаны мы нескончаемому числу подоб­ных памятников, которые почти не поддаются классифика­ции ни хронологически, ни по принадлежности к той или иной мастерской. Качество этих традиционных групп — крайне неравномерно: одни, совершенные по исполнению, как «Пьета» из Байи (Шампань)—делались первоклас­сными мастерами, другие — нескладные, посредственные ра­боты, хотя все-таки трогательные в своей наивной искрен­ности — вышли из рук второстепенных ремесленников.

С мыслью о смерти, занимавшей столь большое место в мироощущении людей средневековья и ничуть не теряв­шей силы и в XV веке, связана и неустанная забота о со­оружении гробниц. Все, кому позволяли средства, заранее обеспечивали благопристойное скульптурное убранство сво­ей могилы, а благочестивые наследники следили за его за­вершением. Естественно, что во всех предприятиях такого рода сила традиции была очень велика. Тем не менее и над­гробная скульптура подвергалась изменениям.

 Антуан Лемуатюрье. Надгробие Филиппа По30. Антуан Лемуатюрье. Надгробие Филиппа По. 1483 

В надгробии бургундского сенешаля Филиппа По (1483), находящемся в Лувре, мотив погребального шествия под­сказан Слютером. Но если в гробнице Филиппа Храброго плакальщики были всецело связаны с сарко­фагом, так сказать, приданы его стенкам и в то же время отделены друг от друга, то здесь саркофаг вообще отсутствует, а фигуры похоронного кортежа выросли почти в натуральную величину и объединились в одном действии: восемь вассалов в траурных одеяниях несут плиту с телом сенешаля, поникли их головы, замедлен и торжествен шаг печального марша, ткань капюшонов закрыла лица, беспокойное движение складок, замкнутое в пределах цель­ных силуэтов, как бы олицетворяет скорбь сильную, но сдерживаемую. Раскраска, передающая естественный цвет одежд, рук, щитов с гербами придает скульптурной группе пугающую в первый момент иллюзию правдоподобия.

Предполагаемый автор надгробия Филиппа По Антуан Лемуатюрье родился в Авиньоне, но многие годы про­вел  в  Бургундии.   Эмоциональность,  подвижность форм освоенного скульптором местного стиля, подчинившись дисциплине его более рассудочной и мягкой ранней манеры, получили большую сдержанность.

 
« Пред.   След. »
© 2018 История изобразительного искусства