Kartina-Pro

Галереи истории изобразительного искусства

Живопись
Гравюра
Спонсоры страницы

Творческая жизнь Фуке

Печать

Природа в его миниатюрах конкретнее и поэтичнее современных итальянских пейзажей: она навеяна ландшафтами Турени. Правда, Фуке не отказывается и от мотивов, заим­ствованных им у миниатюристов парижской школы, напри­мер, от условных скал, изобразительная традиция которых восходит еще к византийской иконописи.

Жан Фуке. Портрет Карла VII41. Жан Фуке. Портрет Карла VII. Ок. 1445

Значительностью и величественностью образов при неизменном стилистическом единстве отличаются сохранив­шиеся станковые произведения Жана Фуке. Крупные, не­подвижные фигуры занимают большую часть картины, близко придвинуты к ее краю. Их спокойные силуэты от­четливо рисуются на пышных фонах, в чем выразилась преемственная связь со средневековой скульптурой.

Портреты Фуке всегда точно передают внешность модели. Он предварительно делал карандашный набросок с натуры, которым и руководствовался в дальнейшей работе. Не­сколько сохранившихся рисунков такого рода говорят о нем как о превосходном рисовальщике. Позы его персонажей более или менее одинаковы, жесты и мимика сдержанны и скупы, но лица и фигуры очень различны, индивидуальны: победоноснейший» король Карл VII — вял и безразличен; а от грузной фигуры немолодого канцлера Фран­ции дез-Юрсена веет энергией и силой.

Его антверпенская «Богоматерь с младенцем» (илл. 43), по-видимому, составляла диптих с «Портретом Этьена Ше­валье со св. Стефаном» из Берлинского музея Далем. Королевский казначей Этьен Шевалье заказал эту вещь в память о своей умершей покровительнице Агнесе Сорель, и художник наделил лицо богоматери ее чертами. Этот прием, когда святые представали в облике конкретных людей, использовался во Франции с XIV века, но теперь светские тенденции заходят так далеко, что возникает воз­можность сходства богоматери с фавориткой Карла VII. Героиня Фуке больше похожа на земную царицу, чем на небесную. У нее модная прическа, придворное платье по моде, грудь полуобнажена, даже наклон головы говорит о манере держаться, свойственной придворной даме.

Станковая живопись Фуке своеобразно соотносится с его миниатюрами: художник кладет крупные пятна непрозрач­ной краски на светлую основу. Но если миниатюры свер­кают яркими контрастами чистого цвета, то в картинах преобладают более приглушенные тона, нередко оживля­емые соседством золота...

В своих миниатюрах Фуке опирается на традицию па­рижской школы XIV века, но при этом он совершенствует приемы передачи глубины пространства, возникшие в на­чале XV столетия. Ему еще удается сохранять равновесие между условным декором, текстом и трехмерным простран­ством сцены, но он уже достигает той границы, переход за которую будет подтачивать основы искусства миниатюры — единство изображения с плоскостью листа. Лучшие среди миниатюр Жана Фуке те, что украшают страницы создан­ных в пятидесятые годы «Часослова Этьена Шевалье» и «Иудейских древностей» Иосифа Флавия. Это одновре­менно и энциклопедия пятнадцативековой Франции, и зер­кало души самого Фуке с его любознательностью и широтой интересов, пониманием красоты и многообразия жизни. В «Часослове Этьена Шевалье» все события Ветхого и Нового завета происходят в обстановке, современной художнику, а герои одеты и ведут себя, как его сограждане (илл. 45). По узкой улочке между домами с островерхими крышами движется похоронная процессия; троном для бого­матери служит золотой, богато убранный скульптурой пор­тал готической церкви; в мучении св. Аполлонии показана театральная постановка мистерии на эту тему. На листах оживает облик старого Парижа: Сент-Шапель, Венсенн, Лувр, Нотр-Дам. Виселицы Монфокона служат фоном для казни св. Екатерины; св. Мартин отдает половину плаща жалкому нищему около моста О-Шанж на Сене.

 
« Пред.   След. »
© 2018 История изобразительного искусства