Главная arrow История arrow Искусство Франции XV века arrow Творчество братьев Лимбургов
Kartina-Pro

Галереи истории изобразительного искусства

Живопись
Гравюра
Спонсоры страницы

Творчество братьев Лимбургов

Печать

Еще в большей мере предвосхищает идеи и пути будуще­го искусства творчество братьев Лимбургов — Поля, Жана и Германа, около 1405 года обосновавшихся в Париже. Су­ществует предположение, что настоящая их фамилия — Малуэль, что их дядя — Жан Малуэль, а имя Лимбурги указывает лишь место их рождения. Ко времени появления в Париже братья прошли выучку в Бургундии и, вероятно, также в Италии. С 1411 года они числятся мастерами гер­цога Беррийского, наверное, тогда же и было ими начато украшение «Богатейшего часослова герцога Берринского», этого «короля манускриптов». Всего замечательнее в нем двенадцать страниц календаря, повествующие о жизни и делах людей в каждый месяц года. Девять из них целиком написаны Лимбургами, но в 1416 году смерть заказчика прервала работу художников, и лишь в 1488 году миниатю­рист Жан Коломб закончил три последних листа календаря.

 Еще в большей мере предвосхищает идеи и пути будуще­го искусства творчество братьев Лимбургов — Поля, Жана и Германа, около 1405 года обосновавшихся в Париже. Су­ществует предположение, что настоящая их фамилия — Малуэль, что их дядя — Жан Малуэль, а имя Лимбурги указывает лишь место их рождения. Ко времени появления в Париже братья прошли выучку в Бургундии и, вероятно, также в Италии. С 1411 года они числятся мастерами гер­цога Беррийского, наверное, тогда же и было ими начато украшение «Богатейшего часослова герцога Берринского», этого «короля манускриптов». Всего замечательнее в нем двенадцать страниц календаря, повествующие о жизни и делах людей в каждый месяц года. Девять из них целиком написаны Лимбургами, но в 1416 году смерть заказчика прервала работу художников, и лишь в 1488 году миниатю­рист Жан Коломб закончил три последних листа календаря.

14. Братья Лимбурги. Апрель. Миниатюра из «Богатейшего часослова герцога Беррийского».  1411 —1416

 

Верх каждого листа отводился для знака зодиака и чисел, центральная и нижняя части — для какой-либо сцены. Март символизирует пахота, апрель — собирание цветов, июнь — сенокос, август — соколиная охота. Заботы и тру­ды крестьян перемежаются со сценами развлечения сеньо­ров. На январской странице изображен Жан Беррийский за пиршественным столом. Сразу узнается профиль его полного круглого лица с коротким носом. Слуги и придвор­ные снуют по залу, маленькие собачки вылизывают с та­релок остатки пищи. Пестрые, нарядные цвета праздника сменяются в следующем листе мягкими соотношениями бе­лого, розовато-коричневого, серого — февраль. Занесенная снегом земля, дровосек, рубящий сучья, стаи сорок на снегу. Чтобы показать сидящих у очага людей, снята пе­редняя стена дома, и можно видеть пылающий огонь и женщину, приподнявшую подол юбки, чтобы лучше про­греть озябшие ноги. Насыщены бытовыми подробностями и другие миниатюры.

Во всем художники документально точны — от головного убора знатной дамы и модного, расшитого золотом плаща ее кавалера, от устройства плуга или сбруи коня до архи­тектуры замков Лузиньяна, Сомюра, Венсенна и других владений герцога, замыкающих перспективу каждого листа. Лимбурги подробнее, чем это делалось до них, прорисовы­вают листву в кронах деревьев, стволы, ветви, поверхность почвы, конструкции построек. Но они все еще чрезвычайно далеки от передачи многообразия самой природы и в изо­бражении тех же деревьев придерживаются, как и их предшественники, пусть усовершенствованной, но все-таки условной схемы.

Все же проснувшийся интерес к природе приводит ко многим важным находкам. Впервые после античной эпохи солнце отбрасывает на землю тени от человеческих фигур, обширные пространства уходят вдаль, предметы уменьша­ются по мере удаления от глаза зрителя, они несколько стушевываются на расстоянии, ибо художники начинают уже чувствовать воздушную среду — и все это сделано намного убедительнее, чем у мастера «Часослова Бусико». Золото созревшего хлеба, апрельский луг, где собирающие цветы знатные юноши и дамы сами кажутся экзотическими растениями, ржавая листва виноградников находят точные красочные эквиваленты на палитре. Люди, населяющие эти пейзажи, приходят в движение. Галантно-чинные же­сты развлекающейся знати, как и профессиональные движе­ния стригалей овец или жнецов, весьма разнообразны, хотя фигуры неустойчивы. Недостаточное знание анатомии превращает телодвижения в позы, лишенные динамики мус­кульного напряжения: женщины не держат в руках грабли, а касаются их; косари не размахивают косами, а отвели их в сторону, да так и застыли. В этом Лимбурги еще насле­дуют средневековью, которому мало дела до реальной ме­ханики движений человеческого тела. С другой стороны, в легких, по-своему элегантных позах, движениях знати и крестьян нельзя не усмотреть проявлений чисто француз­ского характера, которые принято называть «joie de vivre» («радость жизни»).

 
« Пред.   След. »
© 2018 История изобразительного искусства