Главная arrow История arrow Искусство Франции XV века arrow Вопрос о «неаполитанском наследстве»
Kartina-Pro

Галереи истории изобразительного искусства

Живопись
Гравюра
Спонсоры страницы

Вопрос о «неаполитанском наследстве»

Печать

Когда строительные работы в Амбуазе были в разгаре, Карл VIII предпринимает свой первый поход в Италию. Предлогом послужил запутанный вопрос о «неаполитанском наследстве». Неаполитанское королевство некогда принад­лежало представителям королевского семейства Франции, но позднее было захвачено Испанией. Заявив на него свои претензии, Карл VIII в 1494 году двинулся с войском че­рез Альпы к Неаполю. Но причины войны лежали глуб­же — во вторжении в равной мере были заинтересованы и дворяне, и буржуа: первых вдохновлял еще живой дух ры­царской жажды военных подвигов и славы, надежды на бо­гатую наживу, вторых — перспектива захвата итальянских морских портов и использования их для торговли с Во­стоком.

Поход, казалось, обещал быть удачным: французы об­ладали лучшей в Европе артиллерией, а распадавшаяся на отдельные, соперничавшие между собой герцогства и ослаб­ленная Италия могла стать легкой добычей. Однако ни Карл VIII, ни наследовавший ему Людовик XII не доби­лись успеха. Объединенными силами итальянские прави­тели, папа, Священная Римская империя и Испания в 1504 году изгнали французов.

Но для французской культуры эти походы имели опре­деленные последствия. Богатые итальянские города с развитыми ремеслами, с более свободным укладом жизни, блестящие герцогские дворы, вокруг которых собирались философы, художники, литераторы, создававшие совершенные творения искусства, не могли не восхитить французских дворян — соратников Карла VIII. Страна показалась им раем. Во Францию потянулись обозы с награбленным доб­ром. Порой следом за ними, уступая уговорам и обещаниям завоевателей, отправлялись на Север и итальянские архи­текторы, художники, ремесленники. Среди иностранных спе­циалистов, вывезенных из Италии Карлом, документы упо­минают декораторов, скульпторов и архитекторов.

В архитектуру и скульптуру начали приходить ранее не свойственные Франции орнаментальные мотивы и декоративные элементы явно итальянского происхождения. Они применяются сначала робко, потом все настойчивее, сживаясь со старыми и пока еще неизменными конструкциями.

Замок Блуа. Крыло Людовика XIIЖ. Сурдо, С. Гишар. Замок Блуа. Крыло Людовика XII. 1498—1503 

Примером подобного соединения старых французских форм с заимствованными итальянскими мотивами орнамен­та может служить крыло замка Блуа, построенного преем­ником Карла VIII—Людовиком XII. Это зда­ние из кирпича и камня возводилось архитекторами Жаном Сурдо и Симоном Гишаром (1498—1503) по традицион­ной схеме. Она предусматривала две асимметричные четы­рехгранные башни, фланкирующие двухэтажное строение, арочную галерею в нижней части. Под высокой крышей размещался мезонинный этаж. В архитектурном декоре, однако, появляется и кое-что новое: на чередующихся ко­лоннах аркады в скульптурный узор вплетаются изображе­ния дельфинов, рогов изобилия, детей с цветами; а на внеш­нем фасаде, над воротами в нише, обрамленной готической резьбой, поставлена золоченая конная статуя Людови­ка XII —тип монумента, не известный до того во Франции.

Завершение работ в Блуа приходится уже на первые годы XVI века, когда заканчивается ранний этап француз­ского Возрождения, этап, приучавший художника к мысли о неоспоримой ценности земного бытия, вкладывавший в его сознание представление о значительности человека и

уважение к его индивидуальности, вносивший светский дух в архитектуру, скульптуру и живопись. Правда, в поисках жизненно конкретного, в пытливом освоении мироздания, во всем его разнообразии художник XV века не противо­поставляет себя традиции, но видоизменяет и тем самым расшатывает ее изнутри. В этой затянувшейся связи с сред­невековьем — специфика раннего этапа французского Воз­рождения. Только вряд ли были бы возможны поиски идеальной красоты человека без того внимательного изуче­ния его внешности, которое сопутствовало творчеству всех мастеров XV века; или математически точной перспективы без навыков в передаче трехмерного пространства, достиг­нутых ими в живописи. Наконец, и виртуозное владение материалом, техническими средствами выражения в боль­шой мере передается мастерам XVI века также от их пред­шественников.

Кроме того, XV век поколебал средневековую систему взаимосвязи видов искусства, с ее непререкаемой гегемо­нией архитектуры. Положив начало независимой круглой пластике и станковой картине, он открыл возможность самостоятельного развития этих видов.

 
« Пред.
© 2018 История изобразительного искусства